?

Log in

No account? Create an account
music_nel6
22 July 2017 @ 10:29 am

Из всего бесчисленного количества постов в память и в честь, которые я видела, только один отразил всю суть: "что же ты наделал, Чез". Можно подставить "Крис". Можно подставить ещё множество имён. Собственно, что 2016 год, что 2017 в мире музыки можно суммировать двумя фразами: "Что же ты надел/а" и "Что же ты делаешь, господи". Испугалась, плюнула на все и потратила последние деньги на билет на Пласибо в октябре. Ну и что, что я их видела, ну и что, что даже тур тот же, ну и что. Никогда не знаешь, кто следующий. И когда следующий. И когда следующий - ты. Меня здесь нет столь долго потому, что последние полгода я наконец-то живу. Так, как надо жить. Без времени ни на что, с опухшими от хронического недосыпа глазами, с испотрошенным счастьем сердцем и разбитой горем душой, с болящим солнечным сплетением и кипящим разумом, на перегонки с самой собой, словно напиваясь насмерть после лет иссушающей жажды, с головой бросаясь в любой омут, какой только нахожу на своём пути, не соглашаясь ни на один компромисс, и не тратя ни секунды времени на то, что не стоит и секунды времени. Безудержная волна нужды жить накрыла все моё существо и высасывает из меня все силы своей извечной борьбой. Постоянно так нельзя, разума лишишься. Но нужно так долго, как сумеешь выдержать. Потому что никогда не знаешь, когда ты - следующий. На сомнения и страхи просто нет времени. Нет времени на то, чтобы подстилать соломки и просчитывать самые безболезненные и эффициентные варианты. На эту хрень нет ни секунды времени.

Летела из Германии домой, по пути в немецкий аэропорт автобус занесло на повороте очень круто, и на секунду показалось, что вот оно - все. И единственная мысль, что пришла мне в голову в этот момент, была "я сейчас умру, и не в Эдинбурге". Мысль - и ужас, Ужас, ведь не там, где должна, не Там. На хрень нет ни секунды времени.

 
 
music_nel6
07 March 2017 @ 10:04 pm
После всякого катарсиса и каждой бури должен быть период покоя. Отката, перезагрузки и расслабления. Пока желаю только этого. Все потом, когда юбилей, запись нового альбома и прочая безумная калейдоскопная жизнь. А пока - перезагрузка. Только она. Тихие, спокойные радостные будни. Совсем немного желаю, ками не должны возмутиться моею нескромностью. Пожалуйста, не возмущайтесь моею нескромностью, а пошлите ему хотя бы немного таких будней.

 
 
music_nel6
Столько всего было сказано теми, кому выпала удача посетить этот тур, что я даже как-то опасалась смотреть концерт. Даже не знала, почему, просто было ощущение, что люди столкнулись с чем-то таким большим, что слегка тронулись умом, каждый по своему. На фоне того, в поддержку какого альбома шел этот тур, это казалось особенно правдоподобным. Поэтому пока большинство смотрело и качало, заливало на файлохранители и заливалось слюнями, соплями и слезами, я спокойно доработала, пришла домой, легла спать на два часа, поела, сделала домашние дела, выпила чаю, и только после этого, отрешившись от мира, решилась. Сегодня утром посмотрела еще раз. Теперь, вот, буду пытаться что-то написать, хотя с каждым разом все тяжелее.

Я никогда не видела настолько сектантских концертов. Не только у Бак-Тик, вообще. Мессы видела, в том числе и те, где музыканты сами себя выставляли божествами, которым простые смертные - публика - должны были преклоняться и приносить жертвы. Такого полно. Здесь божеством был бог музыки, а преклонялись и приносили жертвы ему музыканты на сцене. Два часа восхваления, воспевания, шаманства, отдачи, общения с высшими силами. Музыка Имаи, та, что он создает прямо на сцене, вживую, наконец окончательно перешла все границы осязаемого мира. Кажется, что она существует сама по себе, что ей никто не нужен, она просыпается с первой нотой и пропитывает собой пространство, человеческие тела, время. Имаи ею разве что дирижирует, направляет этот поток в разные русла по своему пожеланию. Слишком легко все получается для живой музыки, слишком экстатично - кажется, все пятеро могут взять и умереть на сцене, а музыка продолжит играть, потому что ничто ее не остановит. Это круто, когда наблюдаешь за тем, как исполнитель на сцене уходит в транс. Это куда более круто и куда более жутко, когда в транс уходит сама музыка.
Уже на записи альбом звучит так объемно, словно ему мало места, а уж вживую это стало чрезмерно очевидно. Интересное сочетание - это не стадионная музыка, такую нужно играть в небольших залах, давать ей возможность отражаться от стен, удесятеряясь в силе. И в то же время нужно еще суметь удержать ее в руках, потому что, отражаясь, она превращается в дикую стихию, сносящую все на своем пути. Нельзя нарушать течение ритуала, и ритм-секция здесь творит чудеса. Я давно не видела Юту таким неистовым и Толла таким непоколебимым. И так же давно не видела Хидэ таким яростным. На его спокойный манер, разумеется, все его эмоции выражаются только в музыке, только в прикосновениях к гитаре, безжалостных и страстных в этот раз. Нельзя переоценить, насколько важно то, как они втроем поддерживают каркас всего того, что в своем гении и безумии создает Имаи. И все это для того, чтобы дать возможность главному жрецу танцевать, петь и приносить себя в жертву богу музыки, ненасытному и безжалостному.
Сакураи никогда не танцевал так много и так разнообразно. Несмотря на всю свободу движения, его перфоманс здесь - уже почти хореография. Продумано и выверено каждое движение, каждый жест, каждая поза, и при этом все в моменте, не заучено, чистый шаманский танец в разных стилях. Он в потрясающей физической форме, и от простуды времен Клаймакса не осталось и следа - пение силы и чистоты. Ему нравится каждая песня, это совершенно очевидно, он не делает передышек, ни разу не поет в полсилы. Ему интересен этот новый мир, ему любопытно, чего еще он может в нем достичь, он теряет контроль и отдается эмоции целиком и полностью. И это удивительно красивое зрелище. Как бег леопарда, как водопад, как пламя на ветру - смотришь, не в состоянии оторвать взгляд. Так завораживает только красота. И еще уродство, разумеется, как обратная сторона медали. Сакураи темный здесь. Не как в Мортал, там он весь во флере готики, в черном, но светящийся изнутри. А здесь он именно темный, у него темная аура, темная харизма, он не сияет, он поглощает свет. Темный, как шотландская горная ночь, и такой же прекрасный. Совершенно недосягаемый и недоступный, как настоящий жрец, отдающийся своему ритуалу с пугающе искренней верой. Он страшит здесь и радует каждой секундой своего существования. И он полностью поглощен этой музыкой. Он даже не поет ее, не играет, он ее проживает, и от того, что делает он, то, что делает Имаи, разрастается до масштабов вселенной. Черный дракон, насущий на своих крыльях саму стихию. Потрясающее зрелище.

Я жажду живого альбома с этого тура и уповаю на лимитку ДВД - в последнее время они завели привычку выпускать в лимитках живые альбомы. Я хочу слушать это до одурения, до опьянения, до полной отключки. Битву гуцульско-австралийского гимна, ужас леса самоубийц, драму Эль Дорадо, веселье песни будущего, Мудаи... всегда хочу слушать Мудаи, какой бы чудовищной она ни была, потому что это великое музыкальное произведение, и раз уж оно было выпущено на волю, остается только преклоняться перед ним и уходить в него с головой. И Чайковского, спетого на два голоса - гитары и человека, - я хочу слушать бесконечно. Уповаю на лимитку ДВД.

[Kiremeki no Naka de]


Если я не скажу ничего по поводу костюма Сакураи, меня сочтут лживой ханжой, поэтому я скажу. На мой взгляд, это один из лучших его костюмов, опасный, потрясающе красивый, идеальный для созданного образа. Разумеется, он знал, что творит, когда натянул чулки - мозг фанатов, голодавших на тему голого тела 30 лет, не мог не взорваться. Думаю, порой ему было смешно, порой зло, а порой - глубоко все равно. Это был тур-жертвоприношение, и обнаженное тело было частью этой жертвы. И вообще шаманские танцы танцуют полу- если не полностью обнаженными, а в таком костюме он мог как минимум ощутить эту иллюзию. Даже вопреки тому, что вообще чулки - штука чудовищно неудобная, и он их там в темнотище отчаянно подтягивал на каждой второй песне. Вот так, чувак, быть женщиной, да. Только не лезь в корсет. Это от инквизиции.
Касательно того, какой эффект сие зрелище произвело на меня, то могу признаться честно. Тот кадр, который появился первым, меня заворожил. Он там так интересно сидит, прислонившись спиной к белым помосткам с черными полосками, что в этой полутьме у меня создалось настойчивое ощущение, будто я это где-то уже видела. Эти иллюзорные крылья огромной бабочки. Сегодня вспомнила. Вот, что выдал мой мозг на картинку безбожного разврата:

[страшное и ужасное]

Хорошего им года Петуха, и хорошего нам юбилейного года группы, которой не может быть, а она есть.
 
 
music_nel6
26 December 2016 @ 07:24 am
Выступление из тех времен, когда Хайд еще имел привычку плохо (на его взгляд) петь хорошие (на мой взгляд) песни.

 
 
music_nel6
Ну как просмотра, так, проскролла.
Если бы я писала Хай сейчас, или точнее о группе Луна Си как она есть сейчас, это был бы не роман, а новелла. И жанр там был бы далек от драматического. Это была бы короткая и быстрая новелла в жанре флафф, где все друг друга любят - так же коротко и быстро, а главное скопом, одной общей оргией. Мир, дружба, жвачка, немного юморка, много улыбашек, милота и красота. Все друг другом довольны, а все остальное, что глубже, осталось бы за кадром, где ему и место. Не фанфик - хит просто. Легкий, навязчивый, популярный.
Скучно. Мне было смертельно скучно. И даже не в том дело, что все опять одно и то же, к этому я привыкла. Просто нет нерва. Скорость и энергия есть, а нерва нет. Поэтому и скроллила. Скучно.
А, да. Еще в этом фанфике не было бы музыки. Откуда ей там было бы взяться?
Господи, Эру, ками и древнегреческие боги, я чудовищный фанат.
 
 
 
music_nel6
09 December 2016 @ 10:42 pm
Проснулась сегодня посреди ночи от жуткого ощущения, что у меня нет правой руки. Я нашла ее глазами, я ее видела, я ее трогала, но не чувствовала. Никогда еще такого не было, чтоб я настолько отлежала себе что-то. Жуткое, очень жуткое ощущение огромной потери. А мысли о любой потере вызывают целую бурю мыслей о других потерях, о всех тех жизнях, которые остались позади. В такие дни я кажусь себе ужасно старой. Не по годам старой.
У нас проснулся ветер. Настоящий шотландский ветер, когда уже не до шуток. Еще не ураган, но уже стихия. Всем телом ощущаешь, насколько эта стихия тебя сильнее. Мой дом оживает все больше, в нем все больше шорохов и звуков, все больше духов и призраков. Шотландская зима - время бесконечной ночи и бушующего ветра. Страшно хочется в Хайлендс, страшно, даже сильнее, чем в Японию, и в то же время хочется забраться под одеяло и не просыпаться до лета. И это рызрывает.
Сегодня какое-то тяжелое настроение. Весь день хотелось плакать, а еще сорваться на ком-нибудь. Не получилось в итоге ни того, ни другого. Получилось только весь день слушать одну песню. Не из-за текста, не из-за голоса, но из-за гитары. Когда человек действительно позволяет электрогитаре отразить самую суть его сокровенных эмоций, электрогитара превращается в лучший инструмент в истории музыки.

 
 
music_nel6
Молко начал концерт с Pure Morning.
Как и было заявлено, все двадцать лет творческой жизни Пласибо нашли отражение в сетлисте. Где-то там, в самом начале, когда ничего еще не предвещало, Молко сообщил, что рад вернуться на родину (что не совсем верно, но в Данди он в детстве действительно жил, и мать его с шкотскими корнями), народ в ответ спел "С днем рождения", и целую следующую песню мы танцевали. Вечеринка все-таки, вечер пятницы в Глазго. Да, где-то три первые песни было весело.
Это был самый эмоционально тяжелый и выматывающий концерт, что я посетила в жизни. За двадцать лет меланхольных вещей у них накопилось немало, было из чего выбирать. При этом такие песни всегда были лучшими их работами, а поскольку юбилейный тур - это в некотором роде бест-оф тур, я ожидала, что этих вещей будет много. Но я не ожидала, что Молко протащит себя, а заодно и всех нас, тысяч под 15 человек, через душерубку. Очень долгую, разнообразную и изощренную душерубку. Я люблю драму, я всегда предпочитаю минор мажору, но даже я в итоге поймала себя на мысли, что пора бы уже как-то возвращаться к заявленной в начале вечеринке. А это о многом говорит. Однако я рада, что было именно так - только так может найти выход накопленное за многие годы безымянное и нервирующее, удушливое облако пустой депрессии. Его нельзя слегка коснуться и сбежать. Его надо излить целиком. Это не Форбидден Лавер до истерики и синяков, это целый час, а то и больше медленного и тягучего откровения - и человека на сцене, и своего собственного.
Меня застала врасплох публика. Я не бывала, конечно, на их концертах, но слышала рассказы тех, кто побывал - у нас, на Украине, или в России. И все говорили мне, что это девачкая группа, и 90 процентов посетителей на них - девы 15 лет. Возможно, у нас это и так, не знаю. В Глазго публика более чем на половину состояла из мужчин, и более чем на 70 процентов - из людей уже среднего возраста. Очень странно было думать о них, как о поколении самих Пласибо, как-то не совпадают они, и тем не менее, это действительно их поколение. Люди среднего возраста с семьями, карьерами, работами, счетами, рутиной, в которую не очень-то вписывается музыка Пласибо. И тем не менее, никакие 15-летние девочки со своими истериками не могут соревноваться с этими людьми, находящимися в ситуации, когда их лицом к лицу ставят перед их демонами, древними, полустертыми, но чертовски живучими. Необычное зрелище - все эти в разной степени степенные люди, во все горло два часа распевающие песни о том, о чем обычно боятся даже думать. Потому что эту музыку и особенно лирику обычно принято скрывать, оставлять только для себя. Как у Раммштайн, ich bin die Stimme aus dem Kissen. Пласибо тоже чаще всего звучат из-под подушки, под одеялом, в наушниках, только для себя, не для ушей родителей, жен и мужей, детей. А здесь наконец-то можно было, и народ отрывался от всей души.
"I don't know about you, but I found this quite intense" сказал Молко по окончании того, что он назвал "меланхольной частью концерта", и все взорвалось. Когда сильно натягиваешь, главное, вовремя отпустить. И когда нас наконец-то отпустили, зал накрыло самое настоящее сумасшествие, закончившееся апокалипсисом Bitter End. Это так круто, когда на 5 минут, хотя бы на 5 минут, забываешь себя и весь мир, все забываешь, целиком и полностью становишься частью мира чужого. Бесценное ощущение.
Мы закончили полетом над холмами и горами Кэйт Буш, и это было самое правильное окончание. Странный, раздоранный изнутри и в то же время бесконечно цельный, мужчина-женщина, подросток-старик, разочаровавшийся меланхолик и фанатичный романтик, реалист и мечтатель Молко как никто понимает удивительную Буш, потому что они из одного теста. Эта песня идет Пласибо, идет их фанатам, идет пятничному вечеру в Глазго. И я очень надеюсь когда-нибудь этот вечер повторить.
 
 
music_nel6
27 November 2016 @ 12:05 am
Ровно год назад я впервые за много лет уснула как младенец, и продолжаю так спать по сей день. Как всегда, с одной стороны не верится, что прошел целый год, а с другой такое ощущение, что первая поезкда в Японию была в поза-поза-прошлой жизни, столь многое успело случиться за это время. И раз уж такая дата, буду писать про голос.

В недавнем номере Онгаку то Хито была опубликована заметка эксперта чего-то там из серии психологии по поводу голоса Сакураи. Заметка невероятной мудрости и профессионализма, должна сказать, общая мысль которой свелась к тому, какой у него несчастный голос. В такие моменты как никогда понимаешь, насколько наказуема откровенность. С одной стороны, это большое дело, что Сакураи столько рассказывает о своей жизни в интервью, но с другой с выпуска того самого Сноба он в некотором роде вырыл сам себе яму - теперь все его творчество так или иначе рассматривается исключительно в свете его детства. Безусловно, определенная доля сермяжной правды в этом есть. Однако с другой стороны теперь неизбежны подобные изречения экспертов про несчастный голос. Жду теперь заметок про его стихи. Хороший такой, заточенный литературный разбор из серии "в этой сцене у Пушкина гардины красные, потому что он был коммунист". Такие заметки каждый раз напоминают мне, почему я в итоге не сожалею, что ушла из профессии, так толком в нее и не вступив - не хочется иметь дело с продвинутым и подкованным идиотизмом. И тем не менее, такое печатается и создает общественное мнение. Хотелось бы, конечно, в противовес почитать человека, который и в музыке, и в вокале разбирается, и к предмету обсуждения подошел бы адекватно и непредвзято, скучно так подошел бы, не как психолог. Но это долго ждать придется. Я в вокале не смыслю ни черта, но если эксперту можно, то и мне тоже.

Нехорошо сравнивать, и тем не менее, мозг человека всегда стремится к аналитике, а любая аналитика начинается со сравнения. Поэтому я не раз для себя сравнивала манеру пения и голос Сакураи с множеством других, как любимых, так и не любимых мною, вокалистов. У каждого из них так или иначе и рано или поздно вырабатывается своя манера, свой узнаваемый стиль, из которого можно сделать вывод об артистическом нутре человека. Кавамура, к примеру, именно что певец-нарцисс - это основа его естества, самое великое для него наслаждение - это звук собственного голоса, и ничто не может сбить его с этого пути, даже музыка. Морри, с другой стороны, музыкант-педант до мозга костей, в этом его философия творца, а возможно и человека, и голос для него есть инструмент, с помощью которого он создает и дополняет свою музыку, и это для него главный, а то и единственный приоритет. Роберт Плант в душе своей язычник, и пение для него - способ выражения того дикого языческого буйства, что царит внутри. Меркьюри был неисправимым свободолюбцем, Кобейн - страдальцем-параноиком, Том Йорк - пэссив-агрессив, и так далее. И эта основа психики в итоге подгребает под себя весь певчий стиль, вне зависимости от исходных данных. В одном эксперт Онгаку то Хито была права - именно это нас цепляет, это нутро, а не голос. Если нутро поющего резонирует с нутром слушателя, мы влюбляемся. Если не резонирует, никакие красота тембра или мастерство исполнения, даже эмоциональность нас не купят.
Атсуши Сакураи в своей основе - автор-актер. В своих стихах он создает истории, а в них он вытаскивает на свет свои собственные фантазии о себе таком, какой есть, таком, каким мог бы быть, таком, каким не был бы никогда. Другими словами, он пишет художественную литературу точно так же, как множество профессиональных писателей. Нередко писатели искренне признаются - "в каждом персонаже есть что-то от меня". Я не верю в то, что человек может выйти за рамки своего сознания. Даже когда милейший человек пишет последнего подонка, он отталкивается от своего представления о том, что такое последний подонок. Это и есть воображение - придумать не зеленое солнце, а найти еще одну грань себя и воплотить ее в персонаже, событии, описании ландшафта (а все это по сути совершенно одно и то же, потому что у всего этого будет характер). У Сакураи безграничная способность переосмыслять и, если можно так выразиться, перечувствовать себя, переживать бесконечное количество эмоций, что тех, что испытал в реальной жизни, что и тех, что испытал в жизни вымышленной. Разницы нет никакой, на самом деле. И пение, плюс перфоманс, стало способом все это играть. Слово "играть" часто воспринимается несколько негативно, мол, это не по-настоящему. Давайте не будем забывать, что актер театра запросто может довести себя до нервного срыва, депрессии или инфаркта, играя какого-нибудь короля Лира. А здесь еще и автор-актер, то есть все эти персонажи, все эти истории выходят из него самого, а не берутся извне. А когда всю жизнь играешь одного себя за другим собой, фантазия все разрастается, равно как и спектр эмоций. И истории становятся все шире и откровеннее, бесстрашнее и сложнее. И вместе с тем расширяются возможности вокального выражения.
Как человек, который страдает по жизни тем же, я прекрасно понимаю, почему его пение столь эмоционально. Это то, что срезонировало у меня, то, почему, сколько бы раз я не слушала одну и ту же историю в его исполнении, мне не становится скучно, и мои эмоции не притихают. Я тоже с детства придумываю историю за историей про себя настоящую, себя, какой я могла бы быть, себя, какой не была бы никогда. Я бы даже сказала, что "придумывать" - неправильное определение. Это просто происходит. Внезапно ты обнаруживаешь себя в центре рандомной сцены, непонятно откуда взявшейся. Она проигрывает в голове, и ты смеешься и рыдаешь как идиот на ровном месте, потому что то, что ты переживаешь в этот момент, выворачивает тебе душу. А ты - в трамвае по дороге на работу, и никакого отношения к здесь и сейчас эта сцена не имеет. Это естество рассказчика историй. Так или иначе, рассказчик историй переживает их изнутри, и все, что происходит с каждым из персонажей, происходит совершенно реально - там реально умирают, любят, спасают мир, кончают с собой, убивают, проявляют героизм, несутся по пустыне на мустанге, борются с монстрами, летают в космос и творят магию. У каждого автора есть свои кинки, свои любимые жанры, и, безусловно, они так или иначе связаны с тем, что с рассказчиком происходит в реальной жизни - или не происходит, и этого страшно не хватает. И истории эти почти не поддаются контролю и при этом в момент такого приступа полностью контролируют психическое состояние рассказчика. Пересматривала недавно фильм Бак-Тик. Редкие кадры того, как Сакураи записывает вокал. Он работает, старается, он недоволен, или смеется над своими ошибками, и все равно, в момент когда он уходит в пение, случается то самое вибрато, о котором говорила та эксперт - не техника, а реакция тела на эмоцию. Его трясет всем телом, и всем телом же он издает вот этот свой фирменный вибрирующий звук, выпуская эмоцию. От пяток до макушки перетряхивает. Потому что в этот момент он на полном серьезе умирает, убивает, любит, спасает мир, занимается сексом, летит в космос и творит магию.
Выразительных средств ему хватало далеко не всегда. Я не раз говорила, что от природы у него были весьма скромные данные. По сути, было одно только бешеное желание. Но желание как-то высказаться, родить все то, что бурлило у него в голове, было настолько всеобъемлющим, что он прокачал свой голос так, как многим куда более одаренным и не снилось. Он не мог позволить, чтобы физиология встала на пути истории, и добился своего - сейчас он может спеть как угодно (кроме, разве что, рэпа, если верить Имаи, но, слава богу, это никому и даром не нужно, тем более, что в Бак-Тик есть, кому рэповать). И вместе с голосом он прокачивает и саму музыку, то подводя авторов к тому, чтобы те писали в определенном ключе, то сам влияя на уже написанное, утаскивая в свое драконье логово то, что приглянулось более всего, и уводя песню куда-то в такие места, о которых авторы и не думали. С Имаи у них получается баланс, потому что тот тоже истории пишет, и там идет честная авторская дележка, кого где будет больше, а вот остальные в Сакураи просто растворяются. Песни Хиде он безжалостно делает своими, авторы на Вакусеи пали жертвами общего нарратива, а народ на Мортал только и делал, что поражался тому, мол, а как вот из того, что написал я, получилось вот ЭТО. Ничего такого, просто человек написал историю, сделав чужую музыку ее саундтреком.
И, как любой рассказчик от бога, Сакураи не только проигрывает свои истории каждый раз, он еще и делает это каждый раз по-разному. А поскольку он честный человек, склонный к душевному эксгибиционизму, в своих историях он показывает всех своих персонажей. Поэтому он может петь и как сладкоголосый ангел, и как искусительный демон, и как чудовище и маньяк. Его голос может быть приятнее всего на свете, а может и вовсе отталкивать. Потому что у меня язык не повернется сказать, что фальцет на той же Мудаи красив или хотя бы терпим - он отвратителен. Равно как и рык на какой-нибудь Kagiri Naku Nezumi. Сакураи, безусловно, гений красоты, и красоту он очень любит, а поскольку он ее гений, и ее понимает, он ценит и уродство как обратную сторону медали. В этом они, опять-таки, очень хорошо понимают друг друга с Имаи. И далеко не всегда Сакураи пытается сделать нам хорошо. Он делает нам страшно, больно и плохо - точно так же, как делает страшно, больно и плохо самому себе, потому что только так и рассказываются истории. Как нельзя играть короля Лира с пофигизмом и шутками, так нельзя спеть Kagiri Naku Nezumi сладким голосом ангела.
На Мортал мне рассказали столько ошеломительных, невыносимых, потрясающих историй, что я вышла оттуда с ощущением огромного внутреннего обогащения. Это дорого стоило ему, и это дорогого стоит. И то, что спустя год мне все еще хочется говорить об этом, показательно. Я сижу на Бак-Тик с 2011 года, больше пяти лет уже, и меня не отпускает. И я хочу еще. The next installment, and the next, and the next. Это больше, чем музыка, это выражение через музыку. И вопреки расхожему мнению, такая музыка встречается далеко не так часто. Равно как и далеко не все певцы рассказывают истории.

Хотела запостить в качестве иллюстрации песни из Будокана 2015 года, вырезала и залила, как вдруг вспомнила про Kagiri Naku Nezumi. Когда еще будет повод, в конце концов. А раз уж вырезала и залила, то пусть и те две тоже будут. Гениально все.



[Misshitsu & Taiyou ni Korosareta]

 
 
music_nel6
Посмотрела сегодня последний концерт Шафт, наконец-то нашла в сети. Многое можно обсуждать, особенно то, как меня радует Юкихиро - все-таки он из этой среды, это его типаж музыки. Порой я поражаюсь тому, как он в принципе умудрился попасть в Ларки. Первые годы, конечно, оно того безусловно стоило, стоит ли сейчас - вопрос большой и открытый, но к счастью он может периодически возвращаться к корням. Гармонично он смотрелся в этом проекте, правильно. Но самое главное здесь лично для меня то, насколько Имаи все-таки незацикленный композитор и музыкант, без стопоров, без ограничений, даже без особых предпочтений. Ему интересно играть столь многое, что как-то даже уже не удивляешься тому, насколько разная музыка была им рождена в течение его тридцатилетней карьеры. Безусловно, у него есть свои фазы, и Шафт вписываются в нынешнюю фазу хорошей такой злости и прилива тяжеловесной энергии. И я прекрасно понимаю, почему Сакураи, послушав их альбом, ткнул пальцем в некоторые пассажи и сказал "я тоже так хочу". То, что они оба одновременно в сольных проектах потянулись к определенной атмосфере и определенному антуражу, пускай и в приниципиально разных жанрах, говорит о многом, и к тому же прекрасно поясняет рождение "Атома футуризма номер 9". Иногда нужно разойтись, чтобы понять, насколько вы на одной волне. И все же, несмотря на то, что уже и привыкнуть-то пора, меня все еще поражает гуттаперчивость композиторского таланта Хисаши, равно как и его изобилие. И я как никогда понимаю, что рядом с Сакураи столько лет продержаться мог только он. Потому что Сакураи жадный. Чудовищно жадный до новой музыки. Ему постоянно мало. Он вроде такой тихий и милый, но очевидно то, что требования у него запредельные просто. И Имаи может ему дать то, что ему нужно, в неограниченных количествах. Любой другой известный мне композитор из тех, кто находится в одном с Сакураи пространстве, от такой ненасытности давно бы загнулся. Ему нужно не просто много музыки, не просто много новых песен, они должны быть разнообразными к тому же, они должны отражать бесконечное количество эмоций, утолять его безграничные желания. А Имаи справляется так, что и себе остается целая бездна. Действительно музыкант от бога. Как есть.

Я влюблена в "Атом футуризма номер 9". Это несколько противоречит названию поста, хотя на самом деле это крайне объективная оценка моей реакции на новый альбом. Я действительно именно что влюблена в него - он вызывает во мне приступ счастья и выплеск эндорфинов. Он не надоедает, не напрягает, не мешает, не утомляет. Он никогда не заканчивается, потому что как-то так хитро сведен, словно создан специально для лупа - первая песня крайне логично следует за последней, и так по кругу. Альбом напоминает мне сверхмощную ракету, которая в каждой песне проносится над одним из миров, что Бак-Тик создали в прошлом. Над всеми утопиями и антиутопиями, над самыми значимыми вехами. И они смотрят на это все словно с высоты и на ходу переосмысляют и вплетают это в свое нынешнее мироощущение. Поэтому с одной стороны альбом разительно отличается от постмодернистской Анархии, доверху забитой аллюзиями на себя самих, и звучит совершенно не так, как то, что они записывали раньше. А с другой стороны он при этом вписан во все наследние, и отсылает к огромному количеству предыдущих работ. Не отдельными цитатами, но атмосферами и наполнением.
Бак-Тик умеют каждой новой работой пробуждать новый приступ интереса к работам старым. По следам "Атома" я переслушала уже почти всю их дискографию. А заодно еще и кучу других исполнителей, и давно забытых, и тех, что не забывала никогда. У Бак-Тик такая широкая музыка, что так или иначе охватывает все те пласты музыкальных интересов, что я успела накопить за свою недолгую сознательную жизнь. И мне уже не первый раз после них хочется переслушать тонны совершенно посторонней музыки. В этот раз набор получился роскошным. Но я отвлеклась. Сейчас, прослушав почти все старые работы, я не могу сказать, что "Атом" - их лучший альбом. Это было бы просто нечестно и несправедливо к нескольким другим работам. Поэтому в моем восприятии он просто встал в ряд самых-самых, в ряд 6/9, ССЛ, Мона Лизы и Востока, Курутты, Анархии. Но при этом "Атом" не придавливает, как они, он отпускает, дает выдохнуть. Те альбомы на репите не послушаешь - не выдержишь. Вполне возможно, Имаи наконец удалось написать то, о чем так давно мечтал - поп-музыку в стиле Бак-Тик. Не утратив ни толики своей безбашенности, своей ярости и заточенности, своей крутизны, он наконец смог написать музыку, от которой захлебываешься не предсмертно, а напротив, от переизбытка жизни. Это не опиат Раззл Даззл - это совсем новое слово в поп-музыке от Бак-Тик. И оно дает гигантский задел на будущее. И, наверное, нет ничего удивительного в том, что единственная песня, которую я на этом альбоме иногда пропускаю, - это Ai no Soretsu. Я прекрасно понимаю, почему ее так любит Сакураи, и почему в нее влюбились практически все фанаты. И по тем же самым причинам ее не люблю я. Это сильная и красивая песня. Но я ее не хочу.
Что еще совершенно прекрасно в "Атоме" - это баланс. Это альбом всей группы, каждого из них. Хиде наконец-то вернулся на уровень своих лучших работ. То, что здесь вытворяют братья Хигучи, вызывает во мне внутренний трепет. Даже больше, чем обычно. Наверное, только сейчас я в полной мере осознала всю крутизну Толла. Одно дело писать такую разнообразную музыку, а совсем другое быть барабанщиком и все это вытягивать, обладать достаточной степенью мастерства и ментальной подвижности, что ли, чтобы держать этот каркас в узде, при этом никого не ограничивая. А Сакураи написал для этого альбома одни из лучших своих стихов. Плюс здесь потрясающе выдержан баланс упора на музыке и на вокале одновременно. С одной стороны, Сакураи здесь разошелся не на шутку. Особенно, конечно, потрясающе получилась песня про семь грехов, Песня Будущего, а уж так, как в Эль Дорадо, он пел вообще только раз в жизни - на кавере Сталинов. Но с другой строны он не перетянул все одеяло на себя, а именно что украсил своей вокальной работой эту безумную музыку. Я в абсолютном восторге от этого.

Наверное, сейчас уже можно успокоиться и рассказать. Когда я только погружалась в мир рок-музыки, лет в 11, у меня появилась фантазия, которая с годами становилась все ярче и обрастала множеством деталей. Фантазия об идеальной рок-группе. Корнями она, безусловно, уходила в тех исполнителей, которые мне нравились, но мне всегда чего-то недоставало в них. А у этой группы все было ровно так, как мне нравилось. Пятеро парней, сводящих с ума своей музыкой, которая включала бы в себя все, что я любила, от жара беспринципного рока до ледяной страсти синтезаторной электроники. Группа, в которой были бы хорошие отношения, и для которой музыка всегда была во главе угла. Которая давала бы сумасшедшие концерты. Которая записывала бы альбомы один за другим, и один лучше другого. Которая никогда бы не предавала себя и ожиданий своих фанатов - настоящих, тех, что действительно понимают. И фанаты у нее были бы действительно преданные, как и положено фанатам группы, чья музыка больше чем музыка. У этой группы был бы гениальный гитарист и фронтмен совершенно определенного типажа. Помните, я рассказывала про свою первую полусознательную встречу с Майклом Джексоном? Наверное, не помните, конечно. Но типаж этот у меня в голове существовал лет с семи. Андрогинный красавец с длинными темными волосами и голосом, от которого у всех подряд замирало бы сердце. У этой группы из моих фантазий со временем появилось все - история, название, имена, регалии, даже названия альбомов, черт возьми. Нет, они не совпали, нет, я не настолько больна. Я фантазировала о ней много лет, и при этом все это время была уверена в одном - такой группы быть не может просто потому, что не может и все. Эта уверенность не мешала мне ее на всякий случай искать, и порой мне даже казалось, что вот уже почти совсем нашла. Но, конечно, всякий раз что-то было не так. Я даже подумывала когда-нибудь написать роман о такой вот идеальной рок-группе, просто потому, что она заслуживала того, чтобы существовать хотя бы на словах. Я же не просто так писала свои романы именно о музыкантах, в конце концов. Так вот. Я счастлива, что мне никогда не понадобиться писать этот роман. Он, возможно, был бы неплох. Но реальность оказалась в любом случае намного лучше. Как, впрочем, и всегда. Но никогда бы не подумала, никогда.
Другой такой фантазией лет с восьми у меня был город с готическими шпилями, в котором я бы жила. Imaginе my surprise. Ноосфера - она слушает.
 
 
music_nel6
И смотрю мазохизм под названием "Барселона - Ман Сити".

Кто только в среде дорогих сердцу и мозгу японских музыкантов в детстве не лил слезы и слюни по Саваде Кенджи. Легче посчитать, кто не. Но у меня как-то не доходили руки до него, кроме очень поверхностного взгляда. А тут чего-то попался он мне, и я не прошла мимо, включила. И сразу все стало понятней некуда. Потому что из одного этого выступления куча народу понатаскала всего, что только было можно. Причем скорей всего даже бессознательно. Просто этот мужчина был в их ДНК и в подкорке головного мозга, и периодически проскальзывал в творениях своих последователей. По-моему, это совершенно прекрасно, причем целиком - и песня, и персоналия, и голос, и постановка номера, и костюм, и символизм, и харизма. Все при нем.



Так что надо потихоньку ознакомляться поближе. Осторожно, ибо мужчина ужасно плодовит, но куда мне спешить. Под катом еще прекрасное.

[3 изящества]